Форум «Альтернативная история»
Продвинутый поиск

Сейчас онлайн: Cobra, Den, agnez, ПТУРщик

У меня вышла книга

Ответить
Артем
Сотрясатель Вселенной I ранга
Цитата

У меня вышла книга

Всем доброго времени суток, коллеги!

Я вернулся после года отсутствия ))). Ну, почти вернулся, времени все равно мало, оно уходит как в песок, и ничего не успеваешь сделать. Поэтому заглядывать я буду редко (((

Но я все таки за это время я сделал кое-что )))

Год назад мне сделали предложение, от которого ни один историк-архивист не смог бы отказаться: подготовить к изданию и снабдить научным аппаратом дневники одного царского генерала. Встречайте! Издательство "Кучково поле" выпустило книгу А.М.Сиверса "Дневники 1916-1919 гг." под моей научной редакцией.

Год у меня ушел на вычитку текста, выяснение персоналий упомянутых Сиверсом людей, копание в калибрах и марках артиллерийских орудий и т.д. В результате текст снабжен неплохим научным аппаратом — постраничными примечаниями, приложениями, комментариями к иллюстрациям.

Дневник А.М.Сиверса уникален. Он описывает последние месяцы и дни монархии, революционную смуту в войсках, неудачную попытку последнего, июльского наступления и полный развал старой армии. Симптоматично, что в судьбоносном 1918 году А.М. Сиверс, лично зная А.И. Деникина, С.Л. Маркова, И.П. Романовского по совместной службе в 10-й армии, выбрал не Белое движение, а Красную армию. Он не любил большевиков, но так же не верил в способность белых генералов победить. Он низко оценивал их организаторские качества после провального июльского выступления.

В боях с белыми А.М.Сиверс не участвовал, но зато спас для страны ТАОН (Тяжелую артиллерию особого назначения), начальником которой он одно время являлся.

В общем, советую купить и почитать.

Книга выложена на ОЗОНЕ, в Лабиринте, лежит в московском книжном магазине Фалансер на Тверской (откуда мне и привезли эти фотографии ), но дешевле всего она в интернет-магазине издательства Кучково поле

История сама учит, как сделать из неё фальшивку.
Станислав Ежи Лец

Россией управлять просто, но бесполезно...
император Николай Павлович

Не важно, черный кот или белый, но лишь до тех пор, пока он продолжает ловить мышей.
Дэн Сяопин

Артем
Сотрясатель Вселенной I ранга
Цитата

Ну и для затравки не..

Ну и для затравки несколько отрывков из дневника:

1917 год.

6 июня

Какие изумительно бестолковые телеграммы присылает генерал Мальковский, он совершенно не может быть инаркором.

Наштазапом назначен генерал Марков — назначение, которое я не приветствую, нельзя 38-летнего выскочку, неуравновешенного человека, назначать на такой ответственный пост. Какой же может быть из него толк — из командиров полка на пост военачальника нескольких армий. Ни дивизией, ни корпусом не командовал. Я не любил генерала Квецинского, но нельзя же отнять в нем ума, я приветствовал назначение генерала Соковнина. Уже одно то, что он, вероятно, упивается новой своей властью — худо, я помню, как он мучительно завидовал Романовскому, теперь он еще выше него, но все же, как человек, как генерал он неизмеримо ниже.

Вечером ездил в Мясоту в воздухдив к полковнику Шуттингу, хотел послать его в Минск к инвоздухзапу, но оказывается, что заместитель, полковник Гебауер, на нашем фронте и завтра будет в Молодечно.

Послал телеграмму с просьбой заехать.

7 июня

Не могу выехать в 88-й корпус — нет автомобиля, мой 5007 ушел с французами, вот что значит не иметь своего.

Утром был железнодорожный техник, бывший на осмотре позиций новых батарей «В», выяснили вопрос работы тупиков.

Днем был подполковник Гебауер, говорил ему о необходимости получить аэростаты для операций, они не очень торопятся с этим, а между тем без ознакомления с местностью с «колбасы» заблаговременно трудно работать и наблюдать. Вечером ездил на вокзал к железнодорожному инженеру Лидеману выяснить окончательно постройку тупиков.

Целый день в хлопотах, устаю очень — время идет, а между тем мало продвигается вперед все то, что нужно сделать. Да и нервы не те, трудно жить без сознания продуктивности работы — вкладываешь труд, а результатов никаких.

8 июня

Автомобиля все еще нет, застрял, но все же назначаю на завтра. Вожусь все время с наштармом, полковником Шелль и инженерами по поводу тупиков для новых 12-дюймовых пушек.

Сегодня наштарм рассказал, что одна рота 171-й дивизии из полка, который шел на позиции, повернула назад и решила идти в Минск узнать, «почему Временное правительство до сих пор не обнародовало секретных договоров с союзниками». Рота идет без офицеров, которые остались при полку.

В той же 171-й дивизии верховой солдат, проезжая, толкнул офицера, на окрик хоть бы он извинился, солдат ответил что-то неподходящее; офицер выстрелил из револьвера, тяжело ранив солдата. Рота, с которой он шел, избила офицера до смерти.

Ни дисциплины, ни стойкости духа в офицерах. Распад делает большие шаги. Пестрота настроений в частях не постоянная, а переменная. Полк, бывший больным, становится выздоравливающим, и наоборот. Все в зависимости — полк на отдыхе мыслит удовлетворительно, полк должен идти на смену, сейчас же переходит в разряд волнующихся, протестующих и, наконец, сопротивляющихся. От службы, работы люди отказываются, все время проходит в митингах.

При этих условиях подготовка операций невыполнима, да и сама операция висит в воздухе. Предположение, что с началом артиллерийского огня явится воодушевление — продукт добросовестного желания, а не основан на реальной возможности.

Днем получено из фронта, что командарм и я вызываемся завтра к 13 часам в штазап. Едем на автомобилях.

Готовлю разные справочные данные.

...................

21 июня

Вчера вместе с главкозапом приехала из Петрограда депутация в составе члена Исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов г-на Соколова (ныне сенатора) и нескольких солдат. Вчера же они проехали во 2-ю Кавказскую гренадерскую дивизию... видимо, уговаривать, но уговоры кончились печально. Депутацию и главным образом г-на Соколова избили и арестовали, не давая даже сделать ему перевязку. Г-н Соколов был освобожден лишь Горийским полком (51-й дивизии), который потребовал освобождения, и в случае неисполнения его требований оставил за собой свободу действий вплоть до применения оружия[1].

Это подействовало отрезвляюще и ночью депутаты были освобождены. У г-на Соколова сильно разбита голова, его били по чем попало, а по голове железными касками (шлемами). Конечно, такое насилие недопустимо, но я очень рад, что господа Совета рабочих и солдатских депутатов на себе испытали всю прелесть разнузданной толпы, плоды их же стараний разложить и развратить армию. Они не слушали, когда им говорили такие люди, как Алексеев, Гурко и много других, они слушали господ поливановых, якубовских, туган-барановичей[2]и прочих прихвостней революции. Вот и дождались результатов на своих шеях. Соколов после избиения сознался — как же тяжело мученикам и героям офицерам. Да об этом никто не заботился, все старались втоптать офицеров в грязь. Где лес рубят — щепки летят, не все им изобретателям приказа № 1 и декларации прав солдата жить сладко, да речи говорить; это хорошо, что избили Соколова, он пользуется, говорят, влиянием в верхах революции... Побольше бы их избили, может, тогда поймут эти насадители свободы, почему во всех странах армия «вне политики». Это страшная сила — грозная, когда дисциплинирована и послушна, и ужасная, когда она ничем не управляется.

[1] Этот случай также описан в книге: Гончаров В.Л. 1917: разложение армии. М.: Вече, 2010. — Документ № 113. Телеграмма сенатора Соколова военному министру от 22 июня 1917 г.

[2] Здесь в нарицательном значении использованы фамилии известных своими демократическими взглядами генерала А. А. Поливанова, полковника Г. А. Якубовича и русского экономиста и социолога, примыкавшего в свое время к «легальному марусизму» М. И. Туган-Барановского, причем две последних фамилии искажены.

................................

6 июля

Особая эра — первый день артиллерийской подготовки. В 5 часов 5 минут, как сообщил комкор 38, был сделан первый выстрел.

К началу стрельбы были поставлены 7-я батарея литера «Г» (наконец-то) во 2-м Кавказском корпусе, 8-я батарея «Г» в 1-м сибирском корпусе, пришедшая два дня назад, и 9-я батарея «Г» штабс-капитана Карпинского (бывший 14-й бригады), пришедшая только вчера[1].

Этим дивизионом командует полковник Болдескул (тоже бывший 14-й бригады).

Целый день по телефону через Беницу собираю сведения о работе артиллерии. В штакоре 1-го Сибирского в Бенице находится дивизиона литера «Г» поручик [Литовцев][2] и к вечеру прибыл управления 203-й бригады прапорщик [...][3]. Они сидят на телефоне и получают сведения от полковника Шелля, который находится при генерале Бодиско.

Днем можно было уже говорить с 38-м корпусом и получить от генерала Мальковского сведения о работе артиллерии 38-го корпуса. С 20-м корпусом (инаркор 2-го Кавказского) до ночи связи не установлено и получено только донесение, что все намеченные на этот день задачи выполнены.

Подготовка идет успешно, проволока просекается чисто, окопы разрушаются.

7 июля

Ночью получил от генерала Шихлинского длинную записку с замечаниями главкозапа, который был на наблюдательном пункте в 38-м корпусе. Существенного ничего, но есть пункты, нарушающие все мои упорные старания убедить корпуса, что разрушить окопы по всей линии нельзя — не хватит орудий, а при наличном числе орудий нельзя из них выпустить нужного числа снарядов, стало быть, надо, характер разрушения должен быть различным на разных участках позиций: против проходов в заграждениях и на фланкирующих фасах разрушение полное, на остальных же в зависимости от их значения или только завалить окопы или даже только держать под огнем.

Главкозап же требует работы тяжелой артиллерии на всем фронте.

Затем и другое требование главкозапа неодобрительно — это усиление огня за два часа до атаки. Усиление огня подчеркивает наш переход в атаку, а усиление его за два часа даст возможность противнику подтянуть резервы как раз ко времени нашей атаки. Кроме того два часа интенсивного огня утомят артиллерийских номеров[4].

[1] Батареи, укомплектованные 203 мм гаубицами Виккерса, по 12 орудий на батарею.

[2] В оригинале фамилия написана неразборчиво.

[3] В оригинале фамилия пропущена. По-видимому, А. М. Сиверс хотел дописать фамилию офицера, но не узнал ее.

[4] А вот так вспоминает этот случай Али-Ага Шихлинский:

«Главнокомандующий мне сказал, что нужно участить стрельбу:

— Прикажите, чтобы артиллеристы стреляли чаще.

Я сказал, что такая стрельба невыгодна:

— Вы видели, какие результаты достигнуты, а при частой стрельбе ухудшится точность стрельбы. Все будет затянуто дымом разрывов снарядов.

Он на это возразил:

— Мы на Юго-Западном фронте так стреляли.

Я ответил:

— Австрийцы бегут и от дыма, но немцев надо повалить. Кроме того, это вызовет большой расход снарядов и преждевременную порчу тяжелых орудий, которые рассчитаны на ограниченное число выстрелов.

Он тогда обратился к начальнику штаба и сказал:

— Профессор, видите, этот артиллерист нас с вами считает дураками. Напишем сами командующему армией, чтобы участили стрельбу.

Я, ни слова не говоря, повернулся и ушел в свой вагон. Через четверть часа я принес им копию депеши, которую послал инспектору артиллерии генералу Сиверсу. Депеша была приблизительно такого содержания:

«Главнокомандующий сегодня посетил артиллерийские позиции. Работой артиллеристов остался отменно доволен, но желает участить стрельбу, чтобы создать музыку в нашем расположении от звуков выстрелов, а в расположении противника — от треска разрывов и легких осколков. Это повысит дух нашей пехоты и подавит дух противника. Предлагаю вам сообщить об этом вашему командующему и инспекторам артиллерии всех трех корпусов, но предостеречь их от излишнего увеличения скорости стрельбы, которая может привести к преждевременной порче дорогих орудий крупных калибров и к излишним расходам снарядов.

Главнокомандующий требует почаще заглядывать в душу нашей пехоты и постоянно учитывать современное состояние ее духа».

Деникин взял эту депешу, прочитал и с улыбкой сказал:

— Профессор, а ведь он лучше нас написал».

Шихлинский А. А. Мои воспоминания. Баку, 1984. С.166.

...........................................

25 октября

Неприятные и тревожные вести: вчера состоялось в Петрограде выступление большевиков. Подробностей пока нет, но, вероятно, хорошего немного. Пронеси, Господи!

Опять волнения, опять работа нервов!

Слепое правительство — умышленно или не умышленно оно вело к этому.

В «Новом времени» от 22-го числа в статье «Предатели России» пишут: «в действиях большевиков вы не найдете сумбурности, напротив — полная согласованность и планомерность... немцы на фронте — большевики в тылу, их выступления совпадают... От бдительности большевиков ничего не ускользает. Ни один город, ни один промышленный центр. России нужно топливо, нужен уголь — поднимаются волнения в Донецком бассейне. России необходим хлеб — Поволжье бунтует, в армии подсчитывают каждый куль зерна, а крестьянам нашептывают — лучше жгите, лучше сгноите, а не давайте ни одного пуда армии. Фронт требует пополнений — большевики уже на местах и доказывают в полках, что покуда власть в их руках, ни один солдат не будет уведен из тыла.

Часто большевикам помогает Правительство... если в каком городе или местечке спокойно, туда непременно направляют взбунтовавшийся или распропагандированный полк и через день порядка как не бывало...

До июльских расстрелов предателей народа называли идейными борцами — ...через три месяца все главные растлители страны и народа были выпущены на свободу и министр юстиции (Малянтович) в оправдание сообщает, что он наряду с предателями отпустил на поруки каких-то офицеров и прежних, теперь никому не нужных черносотенцев. А на фронте нашлись такие неожиданные командующие (Черемисов), которые стали поддерживать субсидиями большевистские газеты, доказывающие, что войну нужно кончать, а всех, кто против немедленного мира — убивать...

Люди без всякого опыта храбро берутся за реформу армии, разгоняют опытных и талантливых генералов, окончательно подрывают дисциплину и приходят к сознанию полного бессилия. Все правительство, все керенские, терещенки, некрасовы, верховские, никитины кроме разврата, сумбура, попустительства предателям и истерики ничего не дали России.

Они погубили армию, превратили революцию в голодные и тяжкие бунты, в погромы и самосуды, отдали мирное население на расправу каторжников и озверевшей черни и вместо войны и управления занимаются самолюбованием и переговорами с явными предателями народа!»...

Историческая картина настоящего времени!

26 октября

Новостей мало. Из какого источника не знаю, но телеграмма через Штаб, что большая часть министров арестована и находится в Петропавловской крепости. Большевики одни, человек 300; остальные примыкающие к ним партии откололись. На Петроград идут войска с Северного фронта, а Керенский, очевидно вовремя ускользнувший, идет во главе 3-го конного корпуса.

Ирония судьбы!

Что в этом верно, увидим впоследствии. Драма не кончена, бедные наши семьи, сколько переживаемых волнений — междоусобица, развал даже той призрачной власти и охраны, что была. Широкое поле для грабежей и преступных элементов.

Сидишь как на вулкане, ожидая каждую минуту всяких возможностей.

27 октября

Поступаемые сведения из Петрограда очень скудны — говорят, но откуда известно, не ясно, что пришедший в Неву крейсер «Аврора» открывал огонь по Зимнему дворцу. Зимний дворец взят приступом, много убитых и раненых с обеих сторон; защищали дворец юнкера и другие части.

Есть слух, что генерал Черемисов задержал войска, назначенные для водворения порядка и поддержки правительства под предлогом избежать кровопролития. Предатель. Но будто бы войска все же идут на Петроград.

Какие-то намеки, что борьба только у Зимнего дворца, район которого оцеплен, и никто из публики не пускается, на Невском нормальная жизнь. Бог милостив, может быть, ужасы этой уличной бойни не коснутся наших семей. Опасны, конечно, те преступные элементы, которые сейчас чувствуют, что внимание отвлечено, и на свободе занимаются грабежами. От них трудно уберечься.

Да будет воля Твоя!

28 октября

Сегодня разнообразные сведения о Петрограде. С одной стороны, что Зимний дворец занят штурмом, большие потери с «обеих» сторон. Крейсер «Аврора», вошедший в Неву, обстреливал дворец. Части, занявшие дворец, затем разграбили винные склады, перепились и бесчинствовали — это уже хуже, так как среди них должны были быть и измайловцы. Все ли благополучно в доме Гарновского?[1]

Затем была телеграмма Керенского, что Гатчина занята без кровопролития, высланные навстречу кронштадцы, измайловцы и моряки беспрекословно сдали оружие и присоединись к войскам, верным правительству. Это уже утешительнее, надо думать, что и петроградские трусливые войска также положат оружие «без кровопролития» и тогда порядок восстановится.

Но пережить эти дни все же должно оставить нравственный след, даже если все прошло благополучно для обитателей дома Гарновского. Неужели и теперь Керенский займется попустительством и не вздернет Ленина, Бронштейна (Троцкого) и других большевиков? Неужели не выгонит и теперь генерала-конфетку Черемисова?

Если этого не будет, не место ему в правительстве, это будет означать, что порядка он не даст никогда.

Были у меня сегодня руководители «курсов стрельбы» в корпусах. От 2-го Кавказского корпуса — Кавказской гренадерской бригады подполковник Попов, от 1-го Сибирского корпуса — подполковник Яковлев и от 38-го корпуса 62-й артиллерийской бригады — полковник Андреев. От 3-го корпуса «по сложившимся обстоятельствам» руководители прибыть не могут. Все организовано во 2-м Кавказском корпусе, намечено в 38-м корпусе и ничего не сделано в 1-м Сибирском (это как всегда).

Ночью в 4 часа приезжал ко мне временно командующий 6-м тяжелым дивизионом подполковник Вахарловский. Я его вызывал для выяснения вывода одной из батарей в резерв ввиду отсутствия орудий, ему передали, что немедленно явиться ко мне.

29 октября

Сегодня есть сведение, что Керенский вступил в Петроград — очевидно, с какими-нибудь войсками. Вступил, значит, без борьбы. Опять мягкость — воззвание сложить оружие и присоединиться всем, кто были введены в заблуждение. Опять задаром пролитая кровь останется без возмездия. «Новое время» от 26-го числа пишет о растерянности командующего округом полковника Полковникова, хаосе и бездействии штаба.

Громкие воззвания и приказы, призывавшие к порядку — и никакого плана обороны, никакой системы! Ровно ничего не было сделано для защиты Правительства и государственных учреждений.

Банк, почта, телеграф и телефон сразу были захвачены. Зимний дворец осажден и тоже захвачен. О выезде Керенского разноречивые указания — то в 7, то в 11 часов уехал в особом вагоне. Здесь ходит слух, что он вывезен был на подводной лодке (?!). здесь у нас тоже понемногу налаживается спокойствие. Минск очищен от большевиков. Как будто нарочно недавно в Минск переведены были два запасных полка, которые стали на сторону большевиков.

Вчера был в Молодечно какой-то съезд, кажется комитетов армии, который вынес сначала большевистскую резолюцию и хотел арестовать армейский комитет, выпустивший воззвание, призывающее стать на сторону Временного правительства.

К Молодечно подтянута сотня казаков. Комитет нестроевой роты Штаба вынес первоначально резолюцию перерезать всех офицеров штаба, затем отложил и решил арестовать, но и это не вышло.

Появляются провокаторские приказы даже за подписью Балуева. Кавардак полный.

Из подробностей зверских поступков сообщают, что Зимний дворец защищался женским батальоном — многие из них убиты, а остальные затащены в казармы Павловского полка и изнасилованы. Вот они, борцы за революцию!

Вчера получил протокол и удостоверение на право носить кольцо Лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады в память текущей войны.

Мне предоставлен № 1. Кольцо золотое с бригадной петлицей и надписью внутри.

Хорошая идея. Хорошая тем, что указывает, что бригада еще не разложилась, и добрый товарищеский дух не угас. В добрый час, дай Бог и дальше не поддаваться общему развалу.

В прибавлении к Минской газете большими буквами написано «Побег Корнилова» — очевидно, провокационная утка. Новая тема для волнений среди солдат.

[1] Дворцовое здание конца XVIII века, перестроенное при Павле I в казармы Измайловского и Лейб-Егерского полков. В описываемое время в нем жили семьи офицеров.

......................

21 ноября

Чудовищные вести — Духонин убит солдатами в вагоне. Прапорщик Крыленко телеграфирует: «Ставка ликвидирована, выезжаю Могилев». Сколько цинизма! Сколько позора! Нет сил выразить не скорбь, а жуткий ужас — главковерх убит солдатом!

Честный генерал так просто убран с дороги.

В газетах опять сообщают, что Корнилов сбежал из Быхова с 400 текинцев. Что-то непонятно, как он мог сбежать — по железной дороге нужно много поездов, походным порядком не очень правдоподобно. Вообще новый и очень странный слух.

Если верно, как бы его побег не окончился самосудом над остальными арестованными.

В Царском Селе умер Н. А. Мясоедов (бывш[ий офицер] Л[ейб] гв[ардии] 2-й бриг[ады]).

История сама учит, как сделать из неё фальшивку.
Станислав Ежи Лец

Россией управлять просто, но бесполезно...
император Николай Павлович

Не важно, черный кот или белый, но лишь до тех пор, пока он продолжает ловить мышей.
Дэн Сяопин

Den
Творец и Повелитель Мировъ
Цитата

Браво коллега! Рад ч..

Браво коллега! Рад что у вас все хорошо и научные успехи присутствуют. Сиверс интересный персонаж — рад что у вас до него руки дошли.

Я очень не люблю слова унтерменши, но глядя как воюют и правят укронаци...

Олег
Сотрясатель Вселенной II ранга
Цитата

Круто!..

Круто!

Когда несете фигню, несите её бережно, стараясь не расплескать – важна только полная фигня.

Пойташ
Владыка Континентов
Цитата

Поздравляю!..

Поздравляю!

Чтобы жить в цивилизованной стране, не надо уезжать из России. Тем более делать в ней революцию. Просто не мусори, не матерись, начни ездить по правилам на дорогах, не давай взяток, не бери взяток, не пей алкоголь и не кури, не изменяй любимому человеку, уважай культуру и учи историю отчизны, уважай стариков. И сам не заметишь, как окажешься в цивилизованном государстве. М.Задорнов

Артем
Сотрясатель Вселенной I ранга
Цитата

Re: У меня вышла книга

Решил продолжить тему. Потому как если на каждую новую книжку со своим участием новую тему открывать ))))
Встречайте.
Сборник приключенческих и фантастических рассказов "Моремания", прошу любить и жаловать:

У меня в этой книге старинная вестчь, написанная больше десяти лет назад, "Возвращение в Нафплию". Но переделанная под сборник, что пошло ей только на пользу. Получился неплохой нуар про "попаданца" из прошлого в будущее. Обычно наш современник попадает в прошлое, а тут у Главного Героя проснулась память о прошлой жизни. То есть он как бы переместился из прошлого в настоящее. В результате и он отгрёб, и все тоже отгребли...
Не стесняемся, покупаем ))))
Книга пока в продаже - на Озоне https://www.ozon.ru/context/detail/id/153511511/
но и в других местах тоже https://fitabooks.ru/knigi/moremaniya-poverhnost-moremaniya-vremya-dzhaza-sbornik-perevertysh/?openstat=bWFya2V0LnlhbmRleC5ydTvQodC-0YHRgi4g0JHQsNC70LDRiNC-0LLQvtC5INCSLiAi0JzQvtGA0LXQvNCw0L3QuNGPLiDQn9C-0LLQtdGA0YXQvdC-0YHRgtGMICDQnNC-0YDQtdC80LDQvdC40Y8uINCS0YDQtdC80Y8g0LTQttCw0LfQsDog0YHQsdC-0YDQvdC40LogKNC0LXRgNC10LLQtdGA0YLRi9GIKSI7RUc2bzlNbllTZzR4RmlCZ1FYN0FBQTs&frommarket=http%3A%2F%2Fmarket.yandex.ru%2Fpartner&ymclid=15772743605041979895700002 (Ешкин кот, если это "книга для детства", то я Андерсон)

Так как я хочу полностью восстановить общение на форуме после трех лет кошмара, когда я ничем кроме рабочих программ не занимался, то гарантирую любому купившему книгу подпись автора на ближайшем слете, который будет )))

Для затравки

Мы сидели в уютных креслах гостиной (она же спальня, она же кабинет) моей новой однокомнатной квартиры и пили чай. Со стороны это напоминало встречу двух закадычных друзей, понимающих друг друга с полуслова, или двух высокопоставленных масонов, посвященных в страшные мистические тайны. Мы перемигивались, меняли интонацию, делали многозначительные паузы, в общем, работали. Мой гость уже успел перемыть косточки всем работникам Комитета (которых знал), самому Комитету, невзначай ронял слова и даже время от времени проговаривался кое о чем. Улыбаясь ему самой лучезарной из своих улыбок, я думал: «Ворон и сын ворона, стервятник! У тебя же не может быть доступа к информации подобного уровня. А раз ты ее оглашаешь… Неужто в Синдикате нас так низко оценивают?» Впрочем, кто-нибудь другой, менее осведомленный сотрудник мог и заглотить наживку…
В общем, мой гость выполнял свою собственную программу, в которой был кровно заинтересован, поэтому лез из кожи вон. Я выполнял программу, согласованную с начальством, потому особо не напрягался. Но там не менее подавался вперед время от времени и даже кивал головой, изображая заинтересованность и внимание. Мы играли в старинную русскую игру «я знаю, что ты знаешь, что я знаю» и со стороны напоминали, наверное, двух пресловутых авгуров, не могущих сдержать смеха при виде друг друга. Или не менее пресловутых «шерочку с машерочкой»: «Дорогая, у Нинон новая шубка». Но мой визави не знал, что кроме этой, согласованной всеми сторонами игры, разговор будет содержать еще логическую конструкцию третьего порядка. Наконец, деловая часть беседы была окончена. Можно было, наконец, напрячься, чтобы поработать немного и на себя.
Я смотрел на Вадима, и улыбался. Все-таки он очень напоминает финикийца. Хотя и нет у него сейчас средиземноморского загара, и нос не загнут крючком... но есть в нем что-то от древневосточного купца, не брезгующего при случае пиратством. Этот тоже не упустит ни одного процента собственной выгоды. Поэтому я сразу же прозвал его «Финикийцем», как только впервые увидел. Про себя, естественно. Впрочем, говорят, что древние мореходы на самом деле были рыжеволосы и кучерявы, как и этот тип…
К Вадиму я всегда относился с прохладцей, хотя мы и считались приятелями с тех самых пор, когда нас зачислили на первый курс Академии тогда еще всесильного КГБ. Вернее, он упорно считал меня своим приятелем. А я нет. Что-то не давало мне покоя, будто есть за этим человеком старый должок с неизвестно каких еще времен. Впрочем, эту гипотезу наконец-то можно будет проверить… Гвоздем моей программы была книга, которую я недавно купил. Букинистическая серия, «Исчезнувшие цивилизации», прекрасно иллюстрированная, с дельными комментариями. Сама книга была посвящена Эгейскому миру.
Мне всегда, с раннего детства нравилась Эгейская культура. Еще будучи школьником, я купил альбом «Эгейское искусство», и заболел этим миром навсегда. Мир прекрасных по выразительности фресок, утонченной скульптуры и керамики и грандиозных циклопических построек. С жадностью доставал и читал все, что можно по древнему Криту, Трое и Микенской Греции. Проблемы, где же располагалась платоновская Атлантида, для меня не существовало. Конечно же, там: на Многоградном Крите, на таинственной Тере, полностью ушедшей под воду и сменившей название на Санторин. Кстати, в слове Тера слышится искаженное «терра», земля. Но только священная земля у древних народов называлась просто Землёю. По крайней мере, именно эти доводы я приводил в свою защиту на одном из семинаров доцента Витковского на первом курсе МГУ. Еще до того, как меня призвали в армию… Первый же свой альбом по Эгейскому искусству я листал и перелистывал, как мусульманин перебирает четки. После этого мне всегда снились теплое море, солнце и соленые брызги. Это были очень светлые сны...
Я откровенно хвалился перед гостем своим новым приобретением. Подробно разбирал статью об ошибках Шлимана, выделял прекрасные фотографии фресок Стронгилы, ритуальных сосудов, остатков Кносского дворца и качал, качал его реакцию. Так, заинтересован... А, это пошло золото шлимановского клада, который, оказывается, был выдуман самим Шлиманом… Искусство ему по барабану... Но вот приближается материал, ради которого я и затеял хлопоты с книгой.
В самом конце был помещен иллюстрированный прекрасно выполненными фотографиями рассказ о находке затонувшего корабля, груз которого на редкость хорошо сохранился. Корабль погиб во время внезапной бури 3300 лет назад у мыса Улу-Бурун на юге современной Турции, когда совершал круговой торговый путь по Восточному Средиземноморью. Информация об этом затонувшем корабле потрясла меня точно так же, как и мой первый эгейский альбом.
Вот и нужная страница. На ней на фоне фотографии аквалангиста-археолога помещена врезка двух найденных на корабле мечей. Теперь внимание!
- Слушай, Вадим, ты всегда надо мной подшучивал за мое увлечение Эгейским миром. Но у меня появился простой и точный тест для определения, кто где жил в ту далекую эпоху. Хочешь, проверим его на тебе?
- Как это? – Вадим удивлен и явно заинтригован.
- Очень просто: здесь изображены два меча, принадлежащие разным народам. Какой бы ты выбрал? Какой тебе придется по руке? Вот и все.
- Вечно твои шуточки... а в прочем это оригинально! Действительно, оружие притягивает и завораживает человека... Тест не так глуп…
- Так какой же из двух, - настаиваю я.
- Вот этот! - Вадим указывает на бронзовый верхний клинок ханаанской работы, - Вот этот так и просится в руку! Смотри, какой хищный у него клинок!
- Клинок действительно хищный, - говорю я, - Такие клинки по науке называются листовидными. У них утяжеленное острие, что усиливает колющие и рубящие удары... У греков подобный клинок назывался «ксифос», а финикийское название я не знаю.
Чай допит, книга отложена, пора прощаться. Мы выходим в прихожую. Она вся застелена полиэтиленовой пленкой. Здесь же стремянка, ведро, краскопульт… Я рассыпался в извинениях: никак не могу привести квартиру в порядок… Долгострой, понимаешь… Женской руки здесь явно не хватает… Споткнулся о краскопульт, зачем-то переставил сложенную стремянку… Но Вадим был благодушен и политкорректен и сделал вид, что не обращает внимания на творимый мной беспорядок.
- Прекрасная книга, великолепный чай, - сказал он мне, - И голосом на три тона тише, - так не забудь, передай Павлу...
- Не забуду, - отвечаю я, - Прощай.
- До свидания, - он уже открывает верхний замок. В этот момент я достаю из-под небрежно брошенного на полку шарфа старый вальтер с новеньким глушителем и стреляю ему в затылок...
Мне всегда больше нравились микенские мечи, один из которых был изображен на фотографии в паре с ханаанским. По форме он напоминает скифский акинак, и так же хорошо сбалансирован. Это оружие честного боя. Впервые я увидел подобный меч уже отреставрированным и восстановленным в книге Керама «Боги, гробницы, ученые». И сразу захотелось взять его в руки, примериться, взмахнуть пару раз...

Не было меча, в том-то и дело! Вместе с остальным оружием он был заперт в специальном сундуке в трюме корабля. Сейчас эта мера, призванная не допустить на судне сведения счетов, обернулась против меня. Так, по крайней мере, думал стоявший передо мной кормщик. Он не знал, что мне ничего не стоит урезонить разбушевавшихся матросов.
- Послушай, Нелей, - кричал этот ханаанеянин, - это ты навлек на нас беду! Ты всегда был гордец, ты не считался с богами, ты противопоставлял судьбе свою собственную волю! И боги посмеялись над тобой. Смотри на эту бурю! Что ты теперь скажешь?!
Буря действительно была какая-то странная. Внезапный и необычный для здешних мест шквал увлекал нас за собой.
- Я отвечу тебе Арада! У нас крепкое судно, способное противостоять и не такой стихии! Что же касается богов, то они помогают лишь тем, кто сам себе помогает! Если мы будем пререкаться друг с другом, а не бороться с бурей, она разобьет нас о скалы Карии!
Все в моей речи было правдой. У нас был крепкий корабль, больше двадцати шести локтей в длину, почти семь оргий, одетый в еловый набор обшивки толщиной больше кандилоса, прошитый дубовыми колышками. Что может случится с таким кораблем?
- Кормщик ты сошел с ума! – продолжал я, Затевать свару сейчас, когда воля моряков ослаблена двухдневной бурей!
- Крепкое судно! - хохотнул кормчий, - Ты же сам перегрузил свой корабль, гикет Нелей! Еще день такой бури, и обшивка разойдется. Мы тихо уйдем на дно, к вашему ахайскому Гадесу!
Хотя это была уже апелляция к собиравшейся к нам команде, я почувствовал, что здесь он меня подловил. Я действительно не предвидел подобной бури, которой просто не должно было быть в этом месте и в это время года, и нагрузил судно до самого верха. Триста пятьдесят семь талантов меди с Кипра, не считая олова из Сирии, стекла и ароматных смол из Ханаана. Да еще прекрасные кипрские сосуды, которые я загрузил в последний момент. Судно перегружено. Опасность... да, она есть. Спокойно, спокойно! Нужно, во-первых, урезонить кормщика и, во-вторых, удержать в руках команду. Ах, как бы кстати сейчас был лежащий в трюме меч! Под угрозой не только судно, но и весь внушенный мне богами план, который одобрил ванак. Используем этот довод.
- Гадес – бог подземного мира, - очень мягко возразил я, так мягко, чтобы Арада понял – все, край, - А морем правит Посейдонис, и, - тут голос мой обрел силу и твердость, - я сам отправлю тебя к нему в гости, если ты ослушаешься приказа ванака. Приказ должен быть выполнен любой ценой. Арада, ты был отдан под мое начало самим ванаком для исполнения его плана!
- Его плана? - ядовито осведомился ханаанеянин, - Или плана некоего гикета Нелея, нашептанного ванаку на ушко, клянусь Ваалом?! А вдруг ты сам тайный враг ванака? Ведь ты же побывал в плену в Черной Земле. Что если я вернусь к ванаку один, а после докажу ему, что ты служил не только господину Микен, но и Большому Дому?
Так вот какой был у них с лагаветом план! Дело зашло слишком далеко. Но мне нужно было, чтобы Арада проговорился, хотя спиной я чувствовал, что позади уже собралась почти вся команда. И когда сзади на меня набросились два матроса, я без труда вывернулся из их объятий, чтобы оказаться лицом к лицу со своими моряками. Я хотел выйти в море с ахейской командой, но мне не позволили этого сделать. Лавагет Агатахрид заявил, что это привлечет к моей миссии внимание, и приказал разбавить ахеян хананеянами и пеласгами. Теперь все они толпились тут. Лица моряков не предвещали ничего хорошего. Они были напуганы, измучены, и им нужен был козел отпущения. Я никогда не понимал этого ханаанского обычая: как можно на бессловесное животное свалить грехи всего города?
Сейчас мои морячки намеривались взвалить всю тяжесть своих грехов на меня. И отправить за борт в качестве очистительной жертвы.
- Послушай, ахеянин, - сказал один из них, - это ты втянул нас в эту передрягу, и мы не хотим своими жизнями расплачиваться за твои грехи!
Я не ответил, да и разговаривать с ними было бесполезно. Я ушел в себя, и потянулся к разуму этих людей. Так, сейчас я вам кое-что покажу… Смотрите, сейчас мои одежды засияют неземным светом… Смотрите, вокруг мачты прорастает виноградная лоза… Оторопевшие люди готовы были уже молиться на меня… Вóроны!!! Прокатившаяся по палубе волна сбивает меня с ног и созданная мной картина рассеивается. Какие-то крики… Ну да, наваждение исчезло, теперь я для всех – злой колдун. Осталось прикинуть, как подороже продать свою жизнь. Первую атаку я отбил. Но потом меня смяли, прижали к палубе, навалились. Четыре руки сразу с разных сторон сжали мне горло, перед глазами плыли красные и золотые круги… Сознание восстановилось только в воде. Тело не слушалось меня. Нос и рот были заложены водой. Воздух рвался из легких, разрывая их жаром пустыни Та-Кемт. Воздуха! Воздуха!! Плыть к поверхности, но где же верх?! Внезапный удар! Это был борт моего корабля. Он выбил из меня остатки воздуха, а поверхности воды все еще не было. Пальцы скребли по обшивке. Почему она такая гладкая! Новый удар! Вода сейчас разорвет мне легкие! Больно...

История сама учит, как сделать из неё фальшивку.
Станислав Ежи Лец

Россией управлять просто, но бесполезно...
император Николай Павлович

Не важно, черный кот или белый, но лишь до тех пор, пока он продолжает ловить мышей.
Дэн Сяопин

Последний раз отредактировано: Артем на 01 Янв '20, всего отредактировано 3 раза
Артем
Сотрясатель Вселенной I ранга
Цитата

Re: У меня вышла книга

Жалко, что никто не отвечает.

А между тем, еще один сборник рассказов с моим участием увидел свет. И опять это "Моремания"
Итак: "Моремания. Метаморфозы"

Имеется на ОЗОНЕт https://www.ozon.ru/context/detail/id/160727222/

У меня там тоже старая вещь - "Стратостаты - вперед!", и тоже дописанная и переделанная
Вообще, год урожайный на публикации )))

Для затравки:.

Стратостаты – вперёд!

Джозеф Пэт Кеннеди: «Ты умрешь либо великим президентом, либо величайшей задницей…»
Франклин Делано Рузвельт: «Есть третья возможность - я помру президентом захудалой страны...»

28 апреля 1942 года. Токио.
- Итак, господин генерал-майор, что вы можете сообщить по существу разрабатываемой вами проекта?
Кусаба Суейоши посмотрел на своего непосредственного начальника, командующего 9-й армии генерала Анами, и низко поклонился адмиралу Исуроку Ямамото, шипя сквозь зубы, как подобало воспитанному японцу. Только многолетняя выучка позволяла ему сейчас скрывать, какие противоречивые чувства обуревают его. То, что он наблюдал сейчас, было очередным поражением Армии в политической борьбе с Флотом. Апеллируя к подписанному между руководством флота и сухопутных сил соглашению, адмирал потребовал раскрыть ему данные по одному из секретнейших армейских проектов, причем наотрез отказался сообщить, каким образом ему вообще стало известно о его существовании. И у генерала Аннами не хватило доводов, чтобы отказать командующему флотом. Но с другой стороны, Кусаба Суейоши льстило внимание одного из первых лиц Империи. Это открывало новые возможности для личного карьерного роста, и перспективы развития для его идеи.
- Ваше Высокопревосходительство! Наша исследовательская лаборатория предлагает в ответ на недавний подлый и трусливый удар американских самолетов по Токио начать бомбардировку территории Американских Соединенных Штатов с использованием наполненных водородом воздушных шаров. При этом мы планируем использовать высотное западное течение, возникающее над Тихим океаном зимой на высоте пяти с половиной миль, или девяти километров в метрической системе. По нашим расчетам, шар, поднявшийся на эту высоту, будет увлечен сильнейшим потоком воздуха и может перелететь Тихий океан, достигнув американского континента примерно через три-четыре дня.
- Три-четыре дня? Невероятная скорость, - проронил Ямамото.
- Воздушный поток имеет огромную скорость, - Суейоши снова поклонился, - Это так называемый западный перенос, Ваше Высокопревосходительство.
- Как я понимаю, вы собираетесь сажать в гондолу летчика?
- Нет, Ваше Высокопревосходительство, он не выживет на такой высоте.
- Как же вы собираетесь производить бомбардировку?
- Бомба отделится от шара автоматически через три-четыре дня.
- То есть, вы планируете посылать шары на волю Сусано? Бог бури непостоянен…
- Мы собираемся запускать их сотнями.
- Но самое большее, чего вы сможете таким образом добиться – это вызвать массовые пожары в американских лесах. Но это лучше делать летом. Почему вы не хотите запускать свои шары летом?
- К сожалению, летом западное воздушное течение сменяется восточным. Мы еще не поняли до конца механизм образования этого течения. Оно было открыто нами чисто случайно, когда мы изучали погоду по заданию Флота, - и тут, после собственных слов, на него снизошло озарение: «Ну конечно! Флот сопоставил предоставленные ему данные и его аналитики сложили два и два!»
- Ну что же, Ваше Превосходительство, - Ямамото «вспомнил» наконец-то о генеральском звании собеседника, и Суейоши в очередной раз поклонился, - когда вы собираетесь начать запуск шаров?
- Дело упирается в чисто технические проблемы, - ответил Суейоши, - необходимо добиться, чтобы шар не опускался ниже пяти с половиной миль и не подымался выше семи с четвертью миль. Нужно разработать простую и надежную систему управления… Я думаю, что через год…
- Сорок третий год? – адмирал встал, и подошел к окну. Постоял немного, и развернулся на каблуках лицом в комнату, - Это очень поздно, господин генерал-майор! Мне нужно отвлечь американцев немедленно, сейчас же, иначе я потеряю темп… А если запускать ваши шары с борта подводной лодки недалеко от американского континента?


1 ноября 1951 года Тихий океан. 38º северной широты, 160º восточной долготы.
- Товарищ командир! Лодка достигла указанного квадрата!
- Стоп машина! Боцман! Погрузиться еще на пятнадцать метров. Экипажу подготовиться к запуску!
- Есть подготовиться к запуску! Экипаж! Подготовка к запуску!
Разговор происходил в толще вод Тихого океана на борту советской стратегической подводной лодки «Ленинградский комсомолец» (бывшая – К-52). Аврал под водой – это не то, что аврал на надводном корабле. Никаких свистков и сирен, никакого топота множества ног, и совершенное отсутствие суеты. Просто те, кто входил в состав пусковой команды, прошли к секретному отсеку субмарины. Пять человек, забравшись внутрь, стали расправлять оболочку огромного воздушного шара. Еще двое подтащили к ней два шланга, выведенных прямо из переборки, и закрепили их в специальных патрубках. Потом еще два. Движение всех семи человек были отработанны. Зашипел газ. Матросы стали кантовать оболочку, чтобы газ беспрепятственно проходил внутрь. Точность и плавность, а также слаженность движений выдавали навык большой предварительной тренировки на учениях. Во всяком случае, стоявшая у противоположной стены гондола стратостата им ни сколько не мешала. То, что происходило нечто важное, и значительное, выдавали детали поведения. У одного матроса лихорадочно блестели глаза, у другого шевелились губы, будто он проговаривал что-то про себя. Трое остальных были подчеркнуто сосредоточены. Как и люди у шлангов. Сложенная в несколько слоёв оболочка ожила. Газ подавался в нее под большим давлением, матросам оставалась вовремя расправлять ее по местам сгибов и следить, чтобы оболочка не зацепила гондолу стратостата.
Гондола представляла собой герметичную капсулу, состоящую из шара, стоящего на усеченном конусе. Шар и конус были соединены ажурной конструкцией, напоминающей перевернутую корзину для бумаг. По верхней окружности соединительной секции были подвешены небольшие мешочки с песком. В шаре имелся люк, и три иллюминатора. Усеченный конус имел только технические лючки разного размера по периметру. Один из них был открыт и из него к стене отсека шел кабель. Капсула была обвешана восемью газовыми баллонами, закрепленными симметрично друг другу по диаметру сферы. От баллонов к капсуле шли шланги, прикрепленные патрубками к стальной обшивке. От гондолы к оболочке шел один большой шланг. Просто удивительно, что ни один из матросов ни разу не спотыкнулся о всё это сложное хозяйство. Их хорошо вымуштровали, или «довели задачу», что на практике означает одно и тоже.
Перед люком секретного отсека шла церемония прощания. Командир подводной лодки, капитан первого ранга Израиль Ильич Фрисанович по очереди пожал руки двум людям в лётных меховых комбинезонах, лётных шлемах и теплых унтах.
- Удачи, товарищ Лисицын! Удачи, товарищ Петров! Покажите им там кузькину мать… За всё…
У Лисицына затвердели скулы:
- Мы прорвемся! Не имеем права не прорваться, товарищ капитан первого ранга!
- Ну… Идите, идите, а то простудитесь, - капитан сам улыбнулся немудрящей шутке.
Стратонавты улыбнулись в ответ – Лисицын скупо, Петров широко и открыто, одновременно козырнули ему и протиснулись в отсек. Вслед за ними зашел человек с погонами капитан-лейтенанта, державшийся до этого в стороне от прощающихся. Вся троица по стенке пробралась к гондоле мимо успевшей уже набрать газ и «дышавшей» под руками матросов оболочки. Здесь капитан-лейтенант помог стратонавтам забраться в гондолу по приставной лестнице и задраить люк. Спустился. Дотронулся до оболочки конуса. Конус был тёплый, как живое существо. Капитан-лейтенант открыл специальным ключом самый маленький и потому незаметный технический лючок, вставил в открывшийся электроразъём маленький прибор величиной со спичечный коробок, и снова повернул ключ. Тщательно проверил, закрыт ли лючок и обернулся к матросам:
- Сколько вам еще ребята?
- Пятнадцать-двадцать минут, товарищ капитан-лейтенант!
Капитан-лейтенант кивнул, повернулся ко второму техническому лючку, вынул штекер из разъёма, и закрепил кабель в специальном кронштейне на стене. После чего второй лючок также был задраен. Капитан-лейтенант поднял приставную лестницу, и, держа ее между собой и стенкой отсека, «просочился» мимо оболочки так, чтобы её не зацепить. Его движения были точны и отработанны, как и у матросов.
Шагнув через люк, он отставил лесенку в сторону и вытянулся перед командиром подлодки:
- Товарищ капитан первого ранга! Бомба приведена в боевое положение.
- Вольно Григорий Алексеевич! Пойдёмте в командный отсек. Сейчас начнётся самое сложное…
Пусковой группе действительно было всё сложнее и сложнее справляться с оболочкой и расправлять её. Она занимала уже почти весь объем отсека. Матрос со старшинскими нашивками подошел к коммутатору, снял трубку:
- Командир! Оболочка наполнена на десять процентов!
- Выходите! Задраить люк!
- Есть! Пошли, ребята…
В дверях один из матросов повернулся, и вздохнул:
- И всё же жаль, не написали на гондоле «За Ленинград!»
- Язык придержи, - бросил старшой, берясь за клемарьеры - Видел, как капитан-лейтенант с ней носился, чуть не спал здесь перед люком на коврике… А тут еще ты со своей краской! На Колыму загреметь захотел?

История сама учит, как сделать из неё фальшивку.
Станислав Ежи Лец

Россией управлять просто, но бесполезно...
император Николай Павлович

Не важно, черный кот или белый, но лишь до тех пор, пока он продолжает ловить мышей.
Дэн Сяопин

Артем
Сотрясатель Вселенной I ранга
Цитата

Re: У меня вышла книга

Моя старая-старая повесть про Мадагаскар...
"Один день Артема Борисовича" в новом издании.

Но, кроме меня, там много чего интересного! Один рассказ Дивова чего стоит! )))

Уже на ОЗОНе: https://www.ozon.ru/context/detail/id/166407670/?_bctx=CAcQ3Y61Ig

История сама учит, как сделать из неё фальшивку.
Станислав Ежи Лец

Россией управлять просто, но бесполезно...
император Николай Павлович

Не важно, черный кот или белый, но лишь до тех пор, пока он продолжает ловить мышей.
Дэн Сяопин

Ответить